ENG

Узнай Москву в событиях

Организаторами конкурса являются Департамент образования города Москвы, Департамент информационных технологий города Москвы, Городской методический центр ДОгМ, интернет-портал «Узнай Москву».

Московские торжества в честь взятия Азова

Московские торжества в честь взятия Азова.
Часть 1. Первый московский парад. Триумфальная арка.
Овации и триумфы, как награды полководцам за одержанные победы и личную доблесть, были известны со времен Древнего Рима. Во времена Ренессанса триумфальные шествия в Европе получают свое второе рождение, однако в России подобные праздники никогда не проводились. В детстве и юности Петр I следовал традиции и участвовал в богомольных выездах, но в глазах царя-реформатора церемониальные процессии, украшением которых были породистые лошади в бесценных уборах да бояре в дорогих шубах, были не необходимой частью праздника, а устаревшим расточительным пережитком. Именно Петр в корне изменил регламент государственных праздников, проведя в столице в конце XVII века первый триумф в честь взятия Азова.
Осада турецкой крепости проходила очень непросто – неудачи, поражения, предательство сопровождали поход, но одновременно способствовали формированию российской армии и флота.  Азов смогли взять лишь через два года после начала осады – 19 июня 1696 года, и отметить долгожданную победу молодому царю  хотелось необычно, по-европейски.  Тем более, что смерть брата, приверженца богомольных поездок,  случившаяся весной этого же года, позволила Петру изменить церемониал торжеств.
В то время, как у стен крепости в походных шатрах проходили пиры, сопровождаемые оружейным салютом и победным фейерверком, гонцы с известием о взятии Азова скакали к Москве. 31 июня столица узнала радостную весть – в Успенском соборе под благовест колоколов Ивана Великого состоялся молебен, бояре поздравили патриарха с победой, а стрельцов поблагодарили за службу  и пожаловали «погребом» - выкатили бочки с вином. Однако, веками устоявшееся празднование не соответствовало духу Петра. Пока войска продвигались к Москве, по поручению самодержца шла активная подготовка к проведению первого триумфа в столице. Идея триумфа и место его проведения были подсказаны самодержцу иностранцами из его свиты. Организатором празднества стал Андрей Вагниус Младший, бывший летом 1696 года в столице. По своей образованности его можно сравнить  с Патриком Гардоном и Яковом Брюсом, находившимися с царем под стенами Азова.
По маршруту триумфального шествия расставили отряды стрельцов. Войска собрались в Коломенском, сама торжественная процессия началась в девять часов утра 30 сентября  с Серпуховских ворот Земляного вала, где победителей встречал первый десяток стрельцов.  По Космодемьяновской улице шествие шло до проездной башни Всехсвятского (Большого Каменного) моста, у которого стояла  сотня стрельцов,  и была установлена первая триумфальная арка, с которой Вагниус через трубу громогласно поздравлял полководцев. Приветствия сопровождала пушечная стрельба.
Войска входили в Кремль через Красные ворота Боровицкой башни, где расположился отряд стрельцов с капитаном и знаменосцем. Через Кремль победители  шли к Никольским воротам, мимо  Китай-города, Мясницких ворот Белого и Земляного городов. Далее триумфаторы проследовали в Немецкую слободу.
Открывали шествие две кареты с участниками Всепьянейшего собора – Никитой Зотовым, державшим саблю и щит государя, Федором Половиным и Кириллом Нарышкиным. Далее представлен был морской полк, в составе которого пешим шествовал Петр в немецком платье, а в золотых санях в форме морской раковины ехал Лефорт. За ними верхом в сопровождении всадников в латах ехал генералиссимус Штеин. Здесь же везли государево знамя, шли священники с образами, волокли по земле семнадцать турецких знамен, вели пленного татарского вельможу Аталыка в окружении карликов и музыкантов. За ними шли полки Автонома Головина и Патрика Гордона. Далее на телеге везли голландца-перебежчика, вместе с которым на той же телеге ехали два палача, а рядом шли стрельцы, переодетые в турецкое платье. Не только в колонне, но и на  мостовых и на башнях стояли музыканты – флейтисты, сиповщики, барабанщики, литаврщики.  До этого дня под бой барабанов в столицу въезжали только важные европейские послы, но музыку не использовали для чествования солдат.
Главным новшеством Азовского торжества стала Триумфальная арка (около 11 м высотой и 13 - 15 м шириной), приставленная к торцевому фасаду мостовой башни и включавшая в свою композицию два ее арочных пролета.  Сооруженная по образу древних римских арок, с аллегорическими изображениями побед, с живописными батальными полотнами, с надписями: “Пришел, увидел, победил”, “Бог с нами”, выполненными мастерами Оружейной палаты во главе с Иваном Салтановым,  ее разглядывало множество народа. Впервые в декоре арки русский царь уподоблялся античным богам и героям. Парящая слава в одной руке держала лавровый венок, в другой масличную ветвь. В середине ворот висел зеленый венок, от которого спускались два златотканых узких гобелена, приравнивающих победу Петра к триумфам императора Константина. Арку украшали резные фигуры Марса и Геркулеса, двуглавый орел, знамена, пушки.  Историк XVIIIвека Иван Голиков так описывал арку: «При входе на каменный мост построены были триумфальные ворота, образом древних Римских торжественных ворот, с следующими украшениями: на правой стороне оных на пиедестале статуя Марсова, имеющая в правой руке меч, в левой щит с надписью: Марсовою храбростию; у ног его невольники, татарский Мурза с луком и колчаном, а за ним два Татарина скованные ... На левой стороне статуя Геркулесова, ... у ног его лежал паша Азовский в чалме и два скованные Турка...»  Около Триумфальной арки установили две пирамиды, прославлявшие «прехрабрых воев морских и полевых». Пирамиды соединялись с воротами огромными живописными картинами с батальными сценами, рядом расположили муляжи голов турок, развесили турецкие ковры.  Поскольку шествие продолжалось с утра до полуночи, в темноте триумфальную арку осветили с помощью свечек в стаканчиках – так в Москве была зажжена первая иллюминация.
По распоряжению царя стрелецкому  войску была выражена  благодарность «за ратные труды», и оно было распущено по домам. В параде участвовали лишь регулярные солдатские полки с главнокомандующим генералиссимусом А.С.Шеиным и иноземными генералами. Роль триумфатора, который по законам римских триумфов был центральной фигурой процессии, предоставили адмиралу Ф.Я.Лефорту. Ни посещения церковной службы, ни благодарственного молебна в день триумфа не было - лишь через несколько дней царь отправился на молебен в Троице-Сергиеву лавру.
Сценарий московской части празднества показал новые приоритеты в проведении государственных торжеств: использование западноевропейских идей, принижение роли государя и возвеличивание роли полководцев без оглядки на их происхождение, удаление на второй план роли церкви. Установка Триумфальной арки и других архитектурных сооружений, карнавальные элементы в шествии, использование шкаликовой иллюминации в вечернее время, обращение к образам римской мифологии стали новшеством для древней столицы. Москвичи с неодобрением смотрели на публичные торжества: им было непонятно, почему царь идет пешком, а иноземцу подали золоченую карету, зачем устанавливать языческих идолов и выкидывать деньги на огненные потехи. Должно было пройти не одно десятилетие, чтобы люди привыкли к новому церемониалу праздников. Азовский триумф стал началом публичного  ритуала, окончательно сформировавшегося  к середине XVIII  века.

Часть 2. Фейерверк на берегу Красносельского пруда.
После пиров и награждений, проходивших с октября 1696 года по февраль 1697 года, на масленицу в Красном Селе состоялся финал торжества. Воздвигнутые специально к празднику временные сооружения изображали Азовскую крепость. с башнями, воротами и минаретами – «каланчами преизрядными». Используя грандиозную театральную декорацию, вернувшиеся из Азова войска воспроизвели штурм, бомбардировку и захват турецкой крепости. Батальное действие дополнил длившийся с полуночи до утра фейерверк, в котором самое деятельное участие принимал Петр.
Фейерверк 12 февраля 1697 года мы можем представить благодаря гравюре А.Шхонебека. Огненный спектакль был разыгран на берегу Красносельского пруда: прямоугольную площадку обнесли оградой из вертикальных ракет. По центру у воды располагались триумфальные ворота, сверху шла надпись, прославлявшая царя, а его вензель в венке под короной висел в пролете арки. За триумфальными воротами можно было видеть на пьедестале колонну, украшенную щитом с надписью «VICTORIA». Слева от нее огромный двуглавый орел пускал огненные стрелы в турецкий полумесяц с шестиконечной звездой, установленный справа. Этим полумесяцем управлял царь, который был отличным фейерверкером.  По сторонам площадки стояли фонари с видами азовского сражения и высокие пирамиды. По пруду двигалась фигура Нептуна на морском коне.  Фейерверк состоял из разнообразных потешных огней: воздушных, наземных, наводных.
Этот фейерверк с его статичной фронтальной композицией, строгими архитектурными элементами был типичным для североевропейской протестантской традиции, чье главное достоинство было в простоте и наглядности.
На следующий день было разыграно потешное сражение, для которого построили крепость из дерева и установили на специальном плоту. Атакующие подплывали к ней на лодках. После взятия крепости произошло ее сожжение, когда небо осветилось множеством взлетевших в небо огненных ракет. В записках современника событий, дипломата и государственного деятеля, И.А. Желябужского, осталось описание праздника: «…На пруду был город Азов, башни, и ворота, и каланчи, были нарядные, и потехи были изрядные, и государь изволил тешиться». Театрализованное сражение, сопровождавшееся огненными эффектами стало первым драматическим фейерверком в России .
Такие представления – сражения на воде с костюмированными актерами и разнообразным архитектурным оформлением пришло из Италии и к петровскому времени распространились по всей Европе. При приемниках Петра проведение публичных фейерверков опирается на итальянские традиции. Возникает синтез небесных китайских огней с иллюминацией, театром, музыкой, литературой, парковым ландшафтом. Аллегорические образы, представленные во время Азовского триумфа, продолжали использоваться на протяжении всего следующего века. Меньше чем за полвека русские мастера в фейерверочных представлениях превзошли своих западноевропейских учителей, и государственные праздники в России вызывали восторг и удивление европейцев.

Источники

Источники и литература: Аронова А. Азовский триумф 1696 года как первое государственное торжество Петра I. К вопросу о сложении сценографии публичного праздника Нового времени // Искусствознание. 2006. № 2. М., 2006; Владимиров Н.В. Старинные фейерверки в России (XVII — первая четверть XVIII века). «Популярная механика» 2010 г №2;Власова М.Н. Тайны Северной столицы: Легенды и предания Санкт-Петербурга. - СПБ.:Азбука, Азбука-Аттикус, 2012; Лукьянов П.М. Потешные огни. М.: Изд.АН СССР, 1961; Сариева Е.А. Фейерверки в России XVIII века // Развлекательная культура России XVIII—XIX вв. Очерки истории и теории. — СПб.: 2000. http://ec-dejavu.ru/f/Fireworks.html; Аронова А. Огненные сады Елизаветы Петровны/ Эпоха. Художник. Образ. //Сборник статей и материалов. Т. 4. М.–Л., 1960; http://idu-shagayu.livejournal.com/1327764.html; lj.rossia.org/users/dedushkin/102538.html

Автор статьи
Павлюченко Анастасия Дмитриевна, ГБОУ Школа № 1929, 6 А