ENG

Усадьба Троицкое-Лыково

Северо-Восточный

Поездка по МКАД на дачу - время размышлений и неожиданных открытий. Указатель «Троице-Лыково» никаких ассоциаций у меня не вызвал, но не давал покоя. Пришлось на метро до станции «Строгино», потом автобусом, затем пешком через овраг и в горку добираться довольно долго, но увиденное того стоило. Оставив позади многоэтажки, я оказалась в настоящей деревне с одноэтажными домами, гуляющими гусями и горластыми петухами (ул. Одинцовская, д.12).
  В начале XVI в. на месте Троице-Лыкова находилась деревня Черевково, которую Василий Шуйский, в свою недолгую бытность московским царем, в 1610 г. пожаловал князю Борису Михайловичу Лыкову. Род Лыковых происходил от древнего знатного рода Оболенских. Борис Михайлович был правнуком князя Ивана Владимировича Оболенского, носившего прозвище «Лыко».  Храбрый князь-воевода совершил немало ратных подвигов: в 1609 году отличился в победном сражении на Ходынском поле, не дав полякам захватить и сжечь Москву, способствовал победе царских войск над отрядами самозванца Лжедмитрия II и повстанческой армией Болотникова, разбил войско гетмана Лисовского и освободил захваченный поляками город Коломну. Б.М. Лыков был женат на Анастасии Никитичне Романовой родственнице царицы Анастасии - жены Иоанна Грозного и сестре патриарха Филарета, поэтому по жене князь приходился дядей царю Михаилу Федоровичу Романову. Это родство выдвинуло его в первый ряд московской знати. С 1619 по 1642 годы Лыков управлял важнейшими государственными Приказами. Известно, что боголюбивый князь не только строил храмы, но и помогал монастырям. Боярину Лыкову принадлежали также земли у озера Селигер и остров Столбный, где еще в 1594 году был основан монастырь - Нилова пустынь, которая своей известностью обязана святому преподобному Нилу Столбенскому. Б.М.Лыков считал его своим небесным покровителем и поэтому оказывал монастырю всяческую поддержку. Он построил в Черевкове храм во имя Живоначальной Троицы и переименовал село в Новое Троицкое. «Старое» Троицкое, стоявшее в двух верстах южнее, получило, в свою очередь, название Черев(п)ково. При Лыкове село вместе с церковью передвинулось ближе к Москва-реке. Согласно писцовой книге 1646 г. в селе Троицком-Лыкове находились двор боярский, двор скотный, 16 дворов задворных людей, а в них 27 человек. 2 июня 1646 года скончался Б.М. Лыков и после его смерти село было "взято на великого князя" и находилось в дворцовом ведомстве.
      В конце XVII века Троицкое переходит во владение князей Нарышкиных - братьев царицы Натальи Кирилловны, матери царя Петра I. Иван Кириллович Нарышкин, женившись на княжне Лыковой, получил, надо полагать, это поместье в приданое. В 1682 году во время «стрелецкого бунта» он был схвачен мятежниками и после ужасных пыток мужественно принял мученическую смерть на Красной площади. В 1690 г. государь Петр I подарил село Троицкое вместе с деревнями Черепково, Рублево, Луки, своему дяде стольнику Мартемьяну Кирилловичу Нарышкину. А два года спустя добавил к ним деревни Острогино и Мякинино. Приступая к обустройству усадьбы Нарышкины решили построить парадный каменный храм на старом церковном месте. По преданию, камень в основание храма был заложен Петром I в знак уважения к дяде. Деревянная одноглавая церковь клетского типа не была уничтожена, более двух столетий она продолжала служить в качестве зимнего храма. Для этого церковь была разобрана, перенесена на новое место в глубину сада и переосвящена во имя Успения Божией Матери. Деревянный Успенский храм просуществовал до 1937 года. А на прежнем ее месте, над Москвой-рекой, самом высоком в усадьбе, подсыпали песчаный холм и освятили территорию под строительство новой церкви во имя Живоначальной Троицы. Строительство церкви было завершено в 1704, когда в селе Троицком значилось 33 крестьянских двора, в них 105 человек.
      Строительство Троицких храмов на Руси связывают с именем святого преподобного  Сергия  Радонежского,  который  видел  в  них  прототип  собирания  Руси  в  духовном единстве и братской любви.  Предположительно строительство Троицкого храма велось зодчим Яковом Григорьевичем Бухвостовым, всю жизнь работавшим на Нарышкиных и их родственников. Гипотеза о его авторстве принадлежит профессору В.С.Топорову: он отыскал в архиве документ, гласящий: «Да помяни Господи мастеры здатели Святые церкви сия рабов твоих каменодельцев Михаила да Митрофана да Якова…». Предположительно бумага касалась Троицкой церкви. Но едва ли это могло служить единственным основанием для такой версии, если бы сам храм композицией своей и декором не указывал бы на то, что он, Спасская церковь в Уборах и Входоиерусалимская надвратная церковь в Новом Иерусалиме (авторство которых не подлежит сомнению) с огромной вероятностью могли быть поставлены одним зодчим.
   Кирпичный храм Живоначальной Троицы выстроен в стиле московского, или нарышкинского барокко, «под колоколы», то есть, с ярусом звона на основном объеме. Композиция храма - классическая барочная, ярусно-пирамидальная, «восьмерик на четверике». На широкий четверик поставлен высокий широкий восьмерик, а на нем установлен более узкий ярус звона, увенчанный одной главкой на узорчатом барабане. С боков храм окружают полукруглые симметричные алтарная часть и западный притвор с главками на двухъярусных восьмигранных барабанах. Храм поставлен на невысокий подклет-гульбище, со всех сторон окруженный изящной балюстрадой. Как во всех барочных храмах, замечательна отделка наличников на высоких прямоугольных и небольших восьмигранных окнах: наличники всех ярусов оригинальны и не повторяют друг друга. Так же роскошно было и убранство интерьера. До разорения в храме сохранялся резной девятиярусный иконостас, украшенный в барочном стиле виноградными лозами и гроздьями, диковинными плодами и растениями. В западной части хора было устроено царское место - фонарь с короной наверху. Первоначально стены изнутри были расписаны под мрамор. Хоры идут вдоль стен в два яруса; из верхнего есть выход на колокольню. Кресты на трех главах золотили мастера Оружейной палаты Алексей и Борис Маеровы - сказалось близкое родство Нарышкиных с царской фамилией. Кованые двери и ставни были разрисованы растительным орнаментом, дополняющим резные каменные украшения стен. По верху восьмерика и яруса звона идет ажурный декоративный ряд гребней, а грани ярусов разделены колонками. В 1935 г. храм Живоначальной Троицы был объявлен памятником архитектуры мирового значения и взят на учет Лигой Наций, позднее комиссией ЮНЕСКО. Таким образом, он был спасен от разрушения.
      В  1732 году братья Нарышкины разделили свое недвижимое имение. Троицкое-Лыково с деревнями досталось капитану Ивану Львовичу Нарышкину, а в дальнейшем его дочери Наталье Ивановне. В 1749 году Троице-Лыково - Кириллу Григорьевичу Разумовскому, женатому на внучке Льва Кирилловича - Екатерине Ивановне Нарышкиной. Граф Кирилл Григорьевич был президентом Петербургской Академии наук, генерал-фельдмаршалом, блистательным вельможей при дворе двух императриц: Елизаветы и Екатерины II. Его сын Алексей Кириллович - страстный ботаник и коллекционер, чья замечательная библиотека и уникальный гербарий стали частью императорского Ботанического сада в Петербурге, был министром народного образования и ввел богословие как дисциплину во все учебные заведения России. При Разумовских в усадьбе был заложен регулярный парк.
   В январе 1789 года по именному указу Петра I года село Троицкое с деревнями было отдано во владение боярину Льву Кирилловичу Нарышкину с его матерью вдовою боярыней Анной Леонтьевной (матерью царицы Натальи Кирилловны и бабкой царя Петра I). С 1766 по 1800 гг. в селе Троицком количество дворов увеличилось с 36 до 62, а население, несмотря на жестокую эпидемию 1771 года, возросло с 273 до 339 человек. Некоторые его жители занимались сельским хозяйством, другие продавали в Москве в Охотном ряду певчих птиц, третьи сплавляли лес по Москве-реке или обслуживали речную переправу. Женщины вязали колпаки и чулки и плели кружева. К  сожалению,  род  Разумовских,  в  отличие   от   семейства   Нарышкиных, процветающих по сей день, утратил свои корни в  середине  XVIII  века,  и  в наши дни прямых потомков Разумовских нет. Однако Разумовские  оставили  свой значительный след в истории, и  не  только  своими  великими  поступками  во благо России, но и имея такое дивное село Троицкое-Лыково, которое  является маленьким зеркальным отражением громадной истории земли русской.
    Затем в 1804 г. усадьба перешла в род Бутурлиных.  Его владельцем стал граф, генерал-майор Николай Александрович Бутурлин - потомок древнейшего русского дворянского рода, уходящего корнями в XIII век и давшего стране многих известных военных деятелей, государственных мужей и дипломатов. Н.А.Бутурлин в 1840-е гг. выстроил новый, каменный Успенский храм (архитектор  Н.И.Козловский), кирпичный господский дом и оранжереи.
    Во время войны 1812 года  усадьба и Троицкий храм были разорены французской кавалерией и мародерами. Из него вывезли множество ценностей (утварь из алтарей, чашу для  причащения),  а  самое  главное  -  был похищен из обеих церквей усадьбы святой антиминс, без которого  церковь  не  может вести службы. Позднее все было возвращено партизанами, которые неподалеку отбили награбленное у французов. Не вернулось только старинное серебряное паникадило, которое распилили на куски. Взамен утраченного император Александр I прислал новое бронзовое с хрустальными подвесками. После изгнания врага из всех предместий  Москвы,  по  прошению причта  был  выдан  новый  антиминс,  и  храмы,  по  резолюции  архиепископа Августина, были заново освящены 14 февраля 1813 года.
    С 1876 г. усадьба перешла к потомственному почетному гражданину, купцу и промышленнику Ивану Ивановичу Карзинкину, владельцу многих доходных домов и гостиниц в Москве, ткацких фабрик в Москве и Подмосковье, а после его смерти к сыну - тульскому дворянину, главе известной чайной фирмы - Сергею Ивановичу, который умер в 1886 году и погребен в фамильной часовне-усыпальнице у Троицкого храма имения. Последняя владелица Троице-Лыково - его вдова Юлия Матвеевна Карзинкина. Летом 1892 года в Подмосковье появились случаи  азиатской  холеры,  и  Юлия Матвеевна  приносит  в   храм   Успения   «…икону   Святого   Великомученика Пантелеймона (размер 1 аршин 10  вершков),  написанную  на  горе  Афонской  и украшенную  сребопозлащенною  ризою,   эмалью   и   драгоценными   камнями». Стоимость иконы превышала  2000  рублей.  «18  октября  1892  года  в  храме Успения  Пресвятой  Богородицы   при   многочисленном   стечении   молящихся происходило  торжественное  освящение  иконы   в   благодарность   Богу   за избавление нашей местности  от  угрожавшей  страшной  болезни»,  -  сообщали «Московские новости».
В самой усадьбе велось большое строительство. На самом обрыве над Москвой-рекой  строится  огромный  3-этажный  дом  с  двумя  пристройками,   которые расходились влево и вправо от  главного  здания.  В  доме  было  47  комнат, всегда заполненных  гостями  и  странниками.  Очень  много  сил  и  внимания требовала к себе усадьба. Хотя, кажется, и не очень далеко от Москвы, да  12 верст - тоже дорога. Еще содержали Карзинкины  и  переправы  через  реку,  а также паром, лодки и перевозчиков. Угодья усадьбы довольно обширные, но в аренду  ничего  не  сдавалось,  разве иногда остатки сенокоса по болотам или  кусты(тальник)  для  корзин  срезать позволяли местным крестьянам. Сажали картофель, капусту, лук, свеклу;  сеяли рожь, овес да гречиху, но из продуктов полеводства  ничего  не  продается - все расходуется огромную семью. Лес никогда не рубили,  «так  как  особенной надобности нет»,  а  для  отопления,  если  не  хватало  валежника,  немного прикупали дров. Кроме дома, флигелей и сараев, в  усадьбе  были  еще  конюшни,  свинарник, птичник, овчарня, скотный двор, кузница с мастерской и водокачкой,  каретный сарай,  зернохранилище,  амбар  с  подвалом,  баня   деревянная,   оранжерея каменная, а при  ней  лабаз  и  теплица  и  даже  биологическая  станция.
       К концу XIX века Троице-Лыково было классической русской усадьбой - подмосковным «дворянским гнездом»: барский дом в старинном русском стиле с затейливой резьбой, за ним сад с цветниками, парк с рекой, прудами, островками, мостиками, беседками, статуями и бесчисленными затеями. Центральное место занимали храмы. По состоянию на 1884 год в Троицком-Лыкове числилось одно земское училище, один конский завод, одна лавка, один трактир, крестьянских дворов 88, 371 мужчина и 397 женщин. Новые владельцы назвали имение "Карзинкино" и пытались закрепить это название за старинным селом, почти полвека соперничали два названия села - старое и новое, причем на картах и путеводителях они часто сменяли друг друга. В 1899 году старший сын Карзинкина Сергей Сергеевич принял на себя заботу об усадьбе. Карзинкин содержал в Троицком школу (к 1900 году в селе записаны грамотными 203 мужчины и 88 женщин). Три поколения Карзинкиных исполняли обязанности церковных старост: с 1876 по 1886 год - Сергей Иванович, затем до 1910 года - Сергей Сергеевич и до середины 1920-х годов - Иван Сергеевич. В 1879 году Карзинкины взялись за ремонт храма: был заново вызолочен иконостас, вновь позолочена центральная глава, поновлена роспись,  оштукатуренная церковь побелена. Такой описал ее А.Ярцев в "Подмосковных прогулках" в 1892 году: "белая, как кипень, церковь с блестящею золотою главою". До самого закрытия храма в 1933 году здесь сохранялся первоначальный атласный антиминс с надписью: "Еже бысть при Державе Благочестивейшего государя царя и Великого Князя Всея России Самодержца Петра Алексеевича и при сыне его царевиче Алексее Петровиче Священнодействован Преосвященным Каллистом Архиепископом Тверским и Кашинским 1708 года месяца мая в 9 день".  Члены семьи Карзинкиных были большими поклонниками искусства, занимались благотворительностью. Их дом всегда был полон гостей. Карзинкины были образованными людьми, широко занимались  благотворительной деятельностью и являли собой замечательный пример  русского  меценатства.  В парке с тенистыми липовыми аллеями, разбитом ими в имении, бывали  Васнецовы (и  дети  играли  в  сказочных  домиках,  построенных  по  эскизам   Виктора Васнецова), Третьяковы,  Гнесины,    большая  семья  Шаляпиных  гостевала  в знаменитой усадьбе на крутом берегу Москвы-реки целыми летними сезонами. Состояние семьи Карзинкиных было очень большим, но, несмотря  на  него, семья разделяла новые  настроения  в  России.  В  Троицком  часто собиралась  революционно  настроенная  молодежь,  Сергей  Сергеевич  помогал финансово РСДРП, оказывал денежную помощь студентам,  российским  эмигрантам и революционерам, был знаком с Лениным. Некоторые члены семьи Карзинкиных в годы  революции  эмигрировали,  но  не забывали Родину. Летом 1991 года, например, родные места  посетила  одна  из внучек Юлии Матвеевны - Антонина Георгиевна Карзинкина.

       В 1914 г. Юлия Матвеевна Карзинкина отдала главный дом под устройство богадельни, а сами переехали в построенный И.П.Ропетом (Петровым) «сказочный» деревянный дом (сгорел в 1990 г.). Перед своей смертью в 1915 г. Ю.М.Карзинкина завещала имение Свято-Троицкой общине, которая в феврале 1917 г. вселилась в усадьбу, но была ликвидирована в 1918 г. С середины XIX в. в официальное употребление входит название Троицкое-Лыково. В материалах переписи 1926 г. - Троице-Лыково (1-3-я Лыковская улица, пристань Троице-Лыково). Известно, что храмы Троице-Лыково посещал святой старец преподобный Серафим Саровский.
     После революции усадьбу национализировали. В марте 1922 г. здесь отдыхал почти три недели В.И. Ленин. ГПУ считало, что находиться в Горках в то время для него было опасно. Крупская вспоминала, что на прогулках в Карзинкино они «много разговаривали с Ильичом на антирелигиозные темы», надо полагать, поэтому здесь и была написана им статья «О значении воинствующего материализма». Деревянный дом, где жил Ленин, сгорел в 1929 году. За десятилетия советской власти все в Троице-Лыкове разрушалось и ветшало. Вскоре после этого имение передали Московскому зоосаду, который, впрочем, подарком так и не воспользовался. Некоторое время усадьба использовалась как дом отдыха для сотрудников ГПУ, а в 1924 г. его место занял Туркменский дом просвещения: сюда привезли больше двухсот детей-туркмен, которым планировали дать образование и использовать для строительства социализма в Средней Азии. Местное население было возмущено наездом «бусурман», расселенных на территории трех православных храмов. В один из дней Масленицы в Троице-Лыкове завязалась грандиозная драка, которая достигла такого накала, что в церквях стали бить в набат. Постепенно, однако, страсти улеглись - жители села подружились с туркменами, а Дом просвещения был преобразован вначале в туркменский рабфак (рабочий факультет), а позже - и вовсе в туркменский дом отдыха. Память об этих учреждениях сохранилась в названии Туркменского проезда.
     Зимой 1941 года Академия архитектуры организовала обмеры и фиксацию лучших памятников русского зодчества в Подмосковье. Вблизи шла война. В Лыково командировали знатока "нарышкинского" барокко Василия Николаевича Подключникова, который блестяще справился с этой работой. Результатом ее стал замечательный, прекрасно иллюстрированный, несмотря на военное время, альбом "Три памятника XVII столетия. Церковь в Филях. Церковь в Уборах. Церковь в Троицком", вышедший в свет в 1945 году, уже после смерти автора. Ближе к нашему времени шедевр древнерусского зодчества оказался совершенно бесхозным. В   интерьере  храма  остались  лишь  жалкие фрагменты. Да и снаружи в нижнем ярусе сбили несколько резных колонн. Красавица-церковь отнюдь не перестала вызывать интерес - посмотреть на нее приезжали тысячи любителей старины. В 1942 г. усадьбу передали Суворовскому музыкальному училищу.  После освобождения территории от Суворовского музыкального училища исчезли последние деревянные строения. В парке уцелела лиственничная аллея, и несколько 200-летних лип и сосен. В 1980-е начали создавать на месте училища профилакторий Института атомной энергии им. Курчатова - но дело кончилось тем, что осенью 1990 г. дом Карзинкиной сгорел.
     Нелегкая судьба выпала и Успенской церкви, памятнику архитектуры XIX в. С 1943 по 1979 г. здесь был репетиционный зал Суворовского музыкального училища. В разное время в ней устраивались и изба-читальня, и госпиталь, клуб со сценой в алтаре и даже столовая, а последний владелец здания - Институт Атомной энергии им. Курчатова устроил в ней склад лакокрасочных материалов, который в 1989 г. взорвался, уничтожив остатки росписи потолка. Каким-то чудом остался нетронутым изумительный пол, покрытый ковровой кафельной плиткой. Но храм, переданный церковной общине, вернулся к жизни. Храм выполнен в русско-византийском стиле. Прямоугольное здание храма увенчано луковичной главой с крестом. Наружные фризы и кокошники датируются началом  XX века. Колокольня была возведена в конце XX-начале XXI века. В храме находятся такие чтимые иконы Божией Матери, как Иверская, Державная, Ченстоховская, Табынская, Казанская, Умиление,        Всех скорбящих Радость, Феодоровская, иконы святителя Николая и  архиепископа  Мирликийского.
    В 1989 г. обезглавленный, полуразрушенный храм Успения в Троице-Лыково был возвращен православной церкви. Его окружали горы мусора, на колокольне росли деревья, некогда прекрасный парк пришел в полное запустение, были варварски уничтожены некрополь и часовня-усыпальница, где была захоронена последняя владелица имения Ю.М.Карзинкина. 31 марта 1990 года в день Похвалы Богородицы храм вновь был освящен.
     Село вошло в состав города Москвы в 1960 г., и во многом сохранило свой сельский, а ныне дачный, облик. С 1970г. началась реставрация храма под руководством профессора И.В.Ильенко, но позднее финансирование работ прекратилось, и памятник снова начал рушиться. В 2000-х гг. начались реставрационные работы в Троицком храме и окончились его восстановлением. С середины 1990-х гг. и до своей смерти 2008 г. в Троице-Лыково (на госдаче Сосновка-2) жил Александр Солженицын. В 2000 году, на средства жителей Троице-Лыково и ближайших окрестностей,   в Троице-Лыково был построен памятник в честь воинов, погибших в Великую Отечественную воину 1941- 45 годов, на обелиске 54 фамилий тех, кто не вернулся с войны домой, а 20 октября 2011 года дополнен скульптурой солдата.
    Здесь сохранился совершенно необычный для Москвы пейзаж. С одной стороны- высокий берег Москвы-реки и Серебряный бор за ней. С другой - чудом сохранившиеся сельские частные домики. И село по прежнему живет, и очень хотелось бы, чтобы прожило еще много, становясь все краше. Для прогулки на теплоходе вблизи с Троице-Лыково на берегу  находится причал с одноименным названием. Все желающие могут совершить интересное путешествие  по Москва-реке вдоль Серебряного Бора и Строгинского моста, чтобы еще раз увидеть издалека над кронами деревьев старинного парка золотую главку Троицкой церкви, за которой притаилось древнее село.


Автор статьи
Дьяченко Арина Максимовна, ГБОУ Школа № 1411, 11а