ENG

Не забудьте про мобильное приложение — с ним бродить по городу гораздо интереснее.

В.В. Чичагова

2.93
Чичагова
Варвара Васильевна Чичагова-Черная - игумения Серафима (1914-1999) - ученый с мировым именем, заслуженный деятель науки и техники РСФСР, лауреат Государственной премии СССР, кавалер орденов Трудового Красного Знамени и Октябрьской Революции
Варвара Васильевна Чичагова – Черная — родилась в Петрограде 12 августа 1914г. Ее отец, Василий Августович Резон, служивший в Финляндском статс-секретариате, пропал без вести в самом начале 1-й мировой войны, когда она была совсем крошкой. Ее мама, Леонида Леонидовна Чичагова, была врачом, но в годы разрухи была вынуждена вместе с дочками переехать в деревню. Чтобы хоть как-то прокормиться, подросшие девочки ходили на поденщину (любая черная работа в чужих зажиточных домах). Именно тогда 7-летняя Варя сказала маме: «Я всегда смогу прокормить себя, я выучилась хорошо мыть полы». 

Рано оставшись сиротой, Варвара была очень привязана к своему дедушке - знаменитому врачу (в его картотеке было 20 000 пациентов, каждому из которых он оказывал неоценимую помощь, не забывая ни одной детали диагноза и страданий своих подопечных), впоследствии митрополиту Серафиму Чичагову. С 1933 по 1934 годы она почти ежедневно навещала во время его проживания в Москве. В 1936—1937 годах до его ареста, уже студенткой вечернего факультета института, жила в его доме близ станции Удельная.

Раннее сиротство и неудобное для тех времен дворянское происхождение не сломили юную девушку, не побудили ее уехать заграницу или искать легких путей существования, она выбрала путь служения Отечеству и всю оставшуюся жизнь прожила, верно исполняя его, как научном поприще, так и на монашеском. 

Школу, в которой она училась, со временем преобразовали в нефтехимический техникум и в 1931 году Варвара Васильевна закончила Московский нефтехимический техникум. Испытания не оставляли ее – однажды ее отчислили из Института тонкой химии по причине «дворянского происхождения». Но она не раскисла, не стала себя жалеть и искать другие способы выживания, а вскоре сами преподаватели настояли ее восстановлению на курсе – настолько совсем юная Варвара Васильевна была трудолюбива и талантлива. В 1939 году Варвара закончила Московский институт тонкой химической технологии. Так как уже с 18-ти лет - с 1931 года  - она работала в Институте органической химии Академии Наук СССР лаборантом, то в 1939 году, после окончания института, ее направили на работу на перспективное производство - Московский завод «Каучук». 

Способности Варвары Васильевны и война, в которую, как никогда, нужны были умные и самоотверженные люди, продвинули ее.  Сначала она, совсем юная, была назначена ответственной за эвакуацию завода, а когда угроза оккупации была снята, и необходимо было запускать производство для выполнения важнейших заказов фронта, именно ей было доверено руководить восстановлением технологического процесса.

В 1942 году она становится заместителем главного инженера  московского завода «Каучук». Работники завода, включая Варвару Васильевну,  четыре года жили прямо на заводе, на казарменном положении, спали по два часа в сутки.

В 1946 году Варвара Васильевна была переведена на научную работу в Институт резиновой промышленности. Она являлась автором 150-ти научных работ, имела 36 авторских свидетельств об изобретениях. Лаборатория, которой она руководила, участвовала в разработке скафандров для космонавтов. В этом институте Варвара Васильевна была заместителем директора в течение 16 лет и проработала там до своего ухода на пенсию в 1986 году. Несмотря на напряженный график работы в 1951 году Варвара Васильевна защищает кандидатскую диссертацию в области химических наук, в 1970 – докторскую, в 1972 году становится профессором, впоследствии ей присуждено звание академика.

Науке и развитию промышленности Варвара Васильевна посвятила почти всю свою долгую и непростую жизнь. Гордостью для нас, молодых москвичей и москвичек является то, что именно русская женщина создала новую отрасль резинового производства - латексную технологию. Ее статьи переводились на множество иностранных языков и печатались в передовых научных изданиях мира. 
 
Труды и заслуги Варвары Васильевны по достоинству были оценены государством и научными званиями: заслуженный деятель науки и техники РСФСР; лауреат Государственной премии СССР, кавалер орденов Трудового Красного Знамени и Октябрьской Революции, восьми медалей.  Однако сама она всю жизнь оставалась скромным и трудолюбивым человеком. В одном из интервью, сделанном уже в бытность ее игуменией Новодевичьего монастыря, в ответ на вопрос: «Как Вы стали ученым с мировым именем?», она ответила: «Незаметно». Наверное, именно это ее черта, трудиться, не обращая внимания на награды и не ища их, и сделала ее нашим великим современником, внесшим реальный вклад в историю Москвы – возрождение Новодевичьего монастыря.
Переплетенье судеб русских…
 
Существует предание о том, что однажды во сне дедушка попросил внучку послужить ему. Наверное, с этого момента у нее, уже немолодого человека начинается новый, возможно гораздо более важный этап жизни, из-за которого она и вошла в историю Москвы. 

В 80 лет она стала игуменией (по-нашему генеральным директором) возвращенного Церкви московского Новодевичьего Монастыря, первой после долгого перерыва. Первое время в монастыре ничего не было. Монахини ночевали на чердаке Успенского храма на расстеленных прямо на полу одеялах. В обители ею был введён монастырский устав, организован монашеский хор, создан шеститомный синодик для поминовения священнослужителей, монахинь и благоустроителей монастыря со дня его основания. Варвара Васильевна, теперь уже игумения Серафима, постоянно заботилась о благолепии храмов (при ней было воссоздано внутреннее убранство храма святителя Амвросия Медиоланского, отреставрирован снаружи и внутри Успенский храм), богослужении в монастыре, а также о двух монастырских подворьях. С приобретением ткацкого станка началось возрождение рукоделия в монастыре: ковроткачества, пошива и ремонта облачений. Были созданы иконописная и золотошвейная мастерские. Во многом благодаря ее имени и авторитету нашлись жертвователи и благотворители и за относительно короткий период, в то непростое для нашей страны время, монастырь был преображен.
 
Особая тема связывает Варвару Васильевну-игумению Серафиму с Бутовским полигоном. Собирая архивные материалы о жизни митрополита Серафима, своего дедушки, работая над изданиями его военно-исторических, богословских и медицинских трудов, она открыла страшную правду о месте гибели тысяч достойных москвичей – Бутовском полигоне (по еще не до конца исследованным данным, некоторым из расстрелянных там исполнилось только 13 лет, некоторым – более 80-ти) – месте, где погиб и ее дедушка. И не просто открыла, а внесла значительный вклад в сооружение храма — памятника Новомученикам и Исповедникам Российским в Бутово.
  
В завещании матушки Серафимы, в том числе, сказано: «...Возродится Россия: не может не возродиться... В России очень много талантливых людей». Я думаю, что она знала, о чем говорила, но в какой-то степени эти слова являются и поручением нам, от которых зависит будущее нашей страны, чтобы мы стремились к тем высоким стандартам труда и самоотверженности, которые задала всей своей жизнью Варвара Васильевна Чичагова-Черная – игумения Серафима.
Чтобы оставить комментарий вам необходимо или
1

Новодевичий монастырь

Новодевичий пр., 1 строение 11

Новодевичий - один из самых знаменитых московских монастырей, и хотя не самый старый, но лучше всего сохранившийся по своему архитектурному облику. Здесь похоронено множество героев войны 1812 года.

3.54