ENG

Не забудьте про мобильное приложение — с ним бродить по городу гораздо интереснее.

Доходный дом с квартирой В.Ф. Асмуса

Зубовский бульвар, д. 22/39
3.1
Этот дом прочно связан с именем Пастернака. Здесь он бывал и дважды, в 1931 и 1943 году, жил у своих друзей – четы Асмусов
  • Доходный дом с квартирой В.Ф. Асмуса
+ -

Недалеко от Плющихи, чуть южнее по Садовому кольцу, на Зубовском бульваре по адресу дом №16/20 кв.45 (ныне дом 22/39) в доходном доме 1890-х годов постройки (арх. А.А. Остроградский) проживал друг Б. Пастернака профессор Московского университета Валентин Фердинандович Асмус (1894-1975). До 1928 г. Асмус жил в Киеве, где закончил отделение философии и русской словесности Киевского университета (1919); философии он учился у А. Н. Гилярова, В. В. Зеньковского, Е. В. Спекторского. В студенческие годы отличился, опубликовав работу «О задачах музыкальной критики» (1916) и получив премию за конкурсное сочинение об отношении мировоззрения Л.Н.Толстого к философии Б. Спинозы. После окончания университета преподавал философию и эстетику в высших учебных заведениях Киева.

В 1928 г. вслед за Г.Г.Нейгаузом, с которым его связывала старая дружба, Асмус переехал в Москву, где стал преподавать в разных учебных заведениях (в Институте красной профессуры, Академии коммунистического воспитания, в Московском институте истории, философии и литературы). В конце того же, 1928 г., произошло знакомство семей Асмуса и Нейгауза с Пастернаком. З.Н.Пастернак описывала это следующим образом: «Однажды, помнится, это было в 1928 году, к нам пришли Асмусы, и Ирина Сергеевна принесла с собой книжку стихов Пастернака “Поверх барьеров”. Она, Генрих Густавович и Асмус безумно восхищались его стихами. Мы всю ночь сидели и читали их вслух». Жена Асмуса, Ирина Сергеевна, была первой, кто свел личное знакомство с Пастернаком: она случайно узнала поэта по его портретам, увидев на остановке трамвая, решилась подойти и представилась. Она сказала, что они оба с мужем — страстные поклонники его поэзии и пригласила прийти в гости в ближайшие дни. Пастернак согласился. Начались частые встречи, на которых читались и обсуждались стихи, Нейгауз играл на фортепиано. В начале 1930 г. Пастернак писал матери: «Единственная отрада нашего существованья это разнообразные выступления последнего моего друга (т.е. друга последнего года) — Генр. Нейгауза, и у нас, нескольких его друзей, вошло в обычай после концерта остаток ночи всей компанией проводить друг у друга. Устраиваются обильные возлиянья с очень скромной закуской, которую, по техническим условьям, достать почти невозможно».

Так было положено начало не только долгой дружбе с Асмусом и Нейгаузом, но и, что совсем было невозможно предположить, счастливому и трагическому роману Пастернака с З.Н.Нейгауз. Собственно, именно обстоятельства этого романа заставили Пастернака впервые попросить Асмуса о приюте. 15 февраля 1931 г. Пастернак писал С.Д.Спасскому: «Я оставил семью, жил одно время у друзей (и у них кончил “Охранную грамоту”)…». Речь в этом письме шла о квартире Асмусов, которые временно приютили Пастернака, лишившегося крова. Жизнь в их доме не была для него легкой и отрадной. Ирина Сергеевна была в свою очередь влюблена в Пастернака, страдала и мучилась ревностью. Еще в конце лета 1930 г. Пастернак написал стихотворение «Лето», концовка которого обращена к И.С. Асмус, поэт убеждает ее в бесценности дружбы.

В записке Зинаиде Николаевне от 19 февраля 1931 г. переданы трудности, которые переживал Пастернак, живя у Асмусов. Он хотел написать своей возлюбленной письмо, но осуществить это практически было чрезвычайно сложно: «Оно было набросано карандашом по черновой рукописи Охр. гр-ты. Я не мог писать его отдельно на почтовой бумаге, потому что стол стоял у дверей, мимо ходили, я работал на виду и писание письма бросилось бы в глаза И.С. Теперь я тебе его перепишу». Возможно, в силу этих тяжелых обстоятельств Пастернак счел необходимым вскоре переехать от Асмусов. Квартиру снять не удалось, и он поселился у другого своего друга — Б.Пильняка, который в это время отправился в Америку.

Словно в противовес семейной жизни — карьера Асмуса двигалась в гору. С середины 1930 гг. он серьезно стал заниматься историей и теорией эстетики, вступил в Союз писателей, а в 1940 г. защитил докторскую диссертацию («Эстетика классической Греции»). С 1939 г. Асмус стал профессором МГУ, с момента воссоздания философского факультета в 1941 г. стал работать на нем. Во время войны Пастернак еще раз воспользовался гостеприимством Асмуса. Вернувшись в 1943 г. из Чистополя в Москву и обнаружив свою квартиру в Лаврушинском переулке до основания разоренной стоявшей в ней батареей зенитчиков, Пастернак был вынужден искать для себя жилье. О.М. Фрейденберг он писал: «Всю зиму <…> я кочевал, некоторое время жил у Шуры, а больше у больших своих друзей профессора Валентина Фердинандовича Асмуса и его жены, где зажился и сейчас, и откуда пишу тебе. <…> Ты догадаешься по почерку и стилю, что пишу я страшно второпях. Я очень много работаю эти недели (жизнь у Асмусов в этом отношении очень благоприятна: он мне уступил свой кабинет <…>)».

Асмус был тем человеком, который произнес прощальную речь перед открытой могилой Пастернака 2 июня 1960 г. З.А.Масленникова вспоминала: «Асмус произнес сдержанную, смелую речь. Он говорил о том, что умер писатель, вместе с Пушкиным, Достоевским, Толстым составляющий славу русской литературы, что если даже мы не во всем можем с ним согласиться, то все мы, однако, обязаны ему благодарностью за то, что он дал пример непреклонной честности, неподкупной совести и героического отношения к своему долгу писателя».

Коллеги по факультету пытались было осудить Асмуса за сочувственную речь на похоронах Б. Л. Пастернака, но по какой-то причине их инициатива не была поддержана партийным начальством, — Асмус получил возможность продолжать работу в МГУ.

Чтобы оставить комментарий вам необходимо или
Интересное рядом
Личности
Толстой

Толстой

(Нет голосов)
Дома
Клиника горловых и ушных болезней

Клиника горловых и ушных болезней

Ул. Россолимо, д. 15/13, стр. 1

Здесь зародилась школа отечественной оториноларингологии.

3.3
Дома
Доходный дом В.Н. Никифорова

Доходный дом В.Н. Никифорова

Пер. Сивцев Вражек, д. 12

В дни вооруженного восстания октября 1917 года в этом доме жил Б. Пастернак

3.3
Дома
Мазуринский приют

Мазуринский приют

Ул. Б. Пироговская, д.13

Средства на приют оставила по завещанию француженка Мария Шарбонно.

3.38
Территории
Гоголевский бульвар

Гоголевский бульвар

Гоголевский бульвар моложе своих соседей - Никитского и Тверского.

(Нет голосов)
Дома
Жилой дом Г.А. Палибина

Жилой дом Г.А. Палибина

Ул. Бурденко, д. 23

Одна из старейших деревянных построек Москвы. На примере этого миниатюрного ампирного особняка с садом и дворовыми постройками можно понять уклад жизни небольшой дворянской семьи начала ХIХ в.

4.01
Дома
Гинекологический институт

Гинекологический институт

Б. Пироговская ул., дом 11, стр. 1

В 1893 г. на средства П.Г. Шелапутина был заложен Гинекологический институт или Институт усовершенствования гинекологов им. А.П. Шелапутиной.

3.75
Дома
Дом архитектора Р.И. Клейна

Дом архитектора Р.И. Клейна

Олсуфьевский пер., д. 6, стр. 2

В результате реставрации этот дом так изменил свой внешний облик, что некоторые специалисты сочли, что дом просто уничтожен полностью

3.56
Дома
Дом скульптора Н.А. Андреева

Дом скульптора Н.А. Андреева

Большой Афанасьевский пер., 27-31

За новым зданием школы прячется небольшой дом, построенный в 1893 году по проекту известного московского архитектора Александра Каминского – учителя Федора Шехтеля. Предназначен дом был для мраморной мастерской.

3.3
Дома
Доходный дом Я.А. Рекк

Доходный дом Я.А. Рекк

Ул. Пречистенка, д. 13, стр. 1

Когда в 1980-х дом потерял угловую башню, впору было воскликнуть: «Пропал Калабуховский дом!»

3.37
Дома
Дом Фалеева

Дом Фалеева

Гагаринский переулок, д. 11

Если знать профессию прежнего хозяина дома, можно понять, что к масонству он не имеет отношения.

3.42
Дома
Дом с квартирой В.В. Вересаева

Дом с квартирой В.В. Вересаева

Шубинский пер., д. 2/3

Его книги «Записки врача», «На войне», «В тупике», «Пушкин в жизни», «Гоголь в жизни», «Спутники Пушкина» читала вся Россия.

3.59