ENG

Не забудьте про мобильные приложения.

Прогулка по Климентовскому переулку

Экскурсия по Климентовскому переулку с директором Государственной публичной исторической библиотеки Михаилом Афанасьевым. Предоставлена журналом "Московское наследие" и проектом "Выход в город".
3.31
Пятницкая улица, дом 26, строение 1 - Климентовский пер., 1
6 домов 40 минут 0,6 км
Михаил Афанасьев
Михаил Афанасьев - директор Государственной публичной исторической библиотеки России. Родился 17 августа 1947 г.; в 1969 г. окончил Московский государственный институт культуры, кандидат педагогических наук; действительный член Международной академии информатизации; работал в Государственной библиотеке СССР им. В.И. Ленина (1969-1989); с 1989 г. - директор Государственной публичной исторической библиотеки России; вице-президент Российской библиотечной ассоциации, член Общественного комитета содействия развитию библиотек России, член постоянного комитета Круглого стола по истории библиотек ИФЛА; награжден орденом Почета (2009), медалью "За трудовую доблесть".

Маршрут подготовлен для публикации Департаментом культурного наследия города Москвы.
+ -
В советское время после закрытия храма Святого Климента появилось много желающих занять его, перестроив под казенные учреждения или жилье. Но с 1934 года храм был в руках одного хозяина – Государственной библиотеки СССР им. В.И. Ленина, которая разместила в нем так называемый Обменно-резервный фонд. По сути, это хранилище невостребованных книг, свезенных из библиотек разных городов Советского Союза. Здесь же находились книги из национализированных в первые послереволюционные годы общественных и личных библиотек, «трофейные» издания. Климентовский храм сначала вошел в мою биографию именно как книгохранилище: в 1970-е годы я работал в научно-исследовательском отделе библиотеки им. Ленина, и нас, ее сотрудников, регулярно отправляли в Климентовское книгохранилище для проверки фонда. Нашей задачей было выявить книги, на которые нет карточек в служебном каталоге, определить их ценность, с тем чтобы дальше они заняли место в основном фонде библиотеки. Это была физически трудная, но очень интересная работа. В двухмиллионном фонде среди технических и ведомственных изданий, которых было немало, ты мог вдруг обнаружить «слой» народных «книжек-копеек», изданных в начале ХХ века, или книги из библиотеки графа Шереметева… На книжные высоты мы поднимались по специально построенным ярусам, с которых хорошо просматривались росписи на сводах, детали замечательного резного иконостаса, сохранявшегося в первозданном виде. Я рад, что сегодня в храме вновь идут службы, звучат молитвы. Сегодняшний клир храма составляют замечательные и достойные люди.


Начнем прогулку по Климентовскому переулку с жемчужины нашей экскурсии, давшей ему название, – с церкви Священномученика Климента, Папы Римского.
Первое упоминание церкви святого Климента в источниках относится к эпохе Смутного времени в России. В середине XVII века храм упомянут уже как каменный, в 1720 году его перестроил купец Иван Комленихин. Наконец, в 1756 году началась масштабная перестройка храма, затронувшая в первую очередь его западную часть – колокольню и трапезную. Деньги на строительство храма давал купец Кузьма Матвеев. Есть много версий относительно непосредственного автора проекта: фигурируют имена архитекторов Евлашева, Трезини, Мичурина, Яковлева, Бланка, Растрелли.

Дальше дойдем до Пятницкой улицы и найдем полицейскую часть. Дом был построен купцом Козьмой Матвеевым – храмоздателем Климентовской церкви – в середине XVIII века, на более древних подвалах. В самом начале XIX века особняк был перестроен наследниками Матвеева в классическом стиле и надстроен третьим этажом. Вскоре после войны 1812 года усадьба была выкуплена казной, и с 1818 года здесь разместилась Пятницкая полицейская часть – районная администрация того времени.

Ещё через десять лет над зданием была построена деревянная пожарная каланча – до революции при каждом полицейском доме находилось пожарное депо (первая регулярная пожарная команда появилась в Москве в 1823 году). Каланча была снесена в 1920-е годы, как впрочем, и почти все другие московские каланчи. В советское время особняк принадлежал Министерству культуры. Сейчас в здании бывшей Пятницкой полицейской части располагается центральный офис партии «Яблоко».

А теперь вернемся на небольшую площадь возле станции метро «Третьяковская». Найдем дом, название которой соединило фамилии купцов Долговых, строителей усадьбы, и последнего перед 1917 годом владельца, Николая Ивановича Жемочкина, торговавшего кожей и приводными ремнями.

 По обычаю XVII - XVIII веков, главный дом усадьбы поставлен в глубине владения, перед ним простирается обширный парадный двор. Он отделён от улицы каменной оградой с решёткой в формах московского ампира начала XIX века. Долгое время строительство здания связывали с архитектором В. И. Баженовым. Он был женат на дочери хозяина дома, А. И. Долгова. Однако архитектура здания не несёт характерных примет творчества В. И. Баженова.
Вначале ХХ века здание арендовала Третья женская гимназия. После 1917 года дом стал жилым, в нём жило около 250 человек. С середины ХХ века усадьбу занимает Институт востоковедения РАН. В1980-е годы хозяйственные корпуса усадьбы, находившиеся на углу Климентовского переулка, снесли из-за строительства метро. По окончании строительства на их месте построили новые двухэтажные здания другой высоты и другой архитектуры.

Но вернемся в Климентовский переулок. Серый неоклассический дом на углу Климентовского и Голиковского переулков известен как дом доктора Эберлина. Он был построен в 1913 году по проекту архитектора Бориса Михайловича Великовского.

Свой дом доктор строил в соответствии со своим образом жизни. Поднятый на высокий полуподвал первый этаж в нём занимали две больших квартиры для состоятельных людей, готовых снять их за большие деньги. Второй этаж занимала собственная гинекологическая клиника доктора Эберлина. Здесь был родильный приют со стационаром, операционная, просторные палаты. Всё было приспособлено для приёма состоятельных пациенток. В третьем этаже было устроено две квартиры. В них жила семья самого доктора и его родственники. Четвёртый этаж был с тремя квартирами поменьше, они сдавались внаём. Небольшие комнаты пятого этажа доктор предназначал для не слишком обеспеченных студентов и художников. На чердаке был оборудован зимний сад хозяина со стеклянной крышей в форме палатки. После 1917 года доктор Эберлин продолжал работать в своей клинике, в середине 1920-х годов его пригласили на симпозиум в Париж. Доктор уехал, а обратно не вернулся. Вскоре клиника закрылась и дом стал полностью жилым.

Пройдем по Климентовскому переулку, перейдем Пятницкую и подойдем к дому 6. Купол Климентовской церкви, возвышавшийся более чем на 50 метров, доминировал над всем двухэтажным Зарядьем до 1913 года, когда совсем рядом с ней (по диагонали напротив) было построено одно из «высотных» зданий того времени – семиэтажный доходный дом (а это все 40 метров высоты).
лец дома (д. 6/6)– Михаил Иванович Бабанин. Купец, торговавший галантерейным товаром (торговый дом «М. Бабанин и Ф. Бачурин»), в русле тенденций того времени решил получать доход и от домовладения. Архитектором и строителем этого дома был Эрнст-Рихард Карлович Нирнзее, автор первых «тучерезов» в Москве, превысивших высоту в 8 этажей.
С домом связана трагическая история уже новейшего времени, ярко иллюстрирующая обстановку, в которой жили люди в сталинскую эпоху. В одной из его коммунальных квартир на 7-м этаже жил в начале 40-х годов известнейший и популярнейший артист-декламатор Владимир Николаевич Яхонтов. Созданный им жанр «театра одного актера» был любим публикой. Ни один торжественный концерт не обходился без его участия. Но вот однажды (это был июнь 1945 года) Яхонтова впервые за всю его актерскую карьеру не пригласили на радио для участия в Пушкинских днях. В то время это многое значило. На его расспросы о причине такого решения ему конфиденциально было сказано, что это последствие его отказа вступить в партию. Надежда Мандельштам потом писала в воспоминаниях, что он со дня на день ждал ареста. Видимо, нервное напряжение было столь велико, что 16 июня В.Н. Яхонтов покончил с собой, выбросившись из окна своей комнаты.
Рядом с домом Бабанина в 2008 году вырос современный «доходный дом» с подземной парковкой и всеми прочими актуальными атрибутами элитного жилья, который, возможно, в будущем войдет в путеводители в качестве «образца жилого дома первого десятилетия XXI века» (д. 2).

Последняя точка нашего маршрута - усадьба Петра Губонина. Документы середины XVIII столетия фиксируют здесь каменные палаты, возможно, их ядро было построено еще в допетровское время. В начале XVIII века этот участок имел 60 саженей (около 130 м) в длину. В самом конце XVIII века фасад здания был перестроен в актуальном для того времени стиле классицизма. За век усадьба несколько раз переходила из рук в руки: последним дворянским владельцем участка стал генерал от инфантерии Н. Д. Дурново. В 1820-х годах усадьба перешла в купеческие руки.
Самым известным владельцем усадьбы стал миллионер Петр Губонин, владевший ею в 1860 – 1880-х годах. Следующим после него был купец Салих Юсупович Ерзин, известный московский предприниматель, миллионер, меценат. Он поселился в усадьбе вместе со своим огромным семейством, впоследствии в особняке располагалась его контора. В предреволюционные годы здание арендовала гимназия. Сейчас в доме находятся образовательные учреждения: здесь расположен Московский физико-технический университет.
  • 1

    Храм Св.Климента

    Начнем прогулку по Климентовскому переулку с жемчужины нашей экскурсии, давшей ему название, – с церкви Священномученика Климента, Папы Римского. Церковь с этим именем появилась здесь очень давно – не позднее конца XVI века. Наречение храма именем Римского Папы звучит несколько странно для современного уха. Неслучайно, наверное, историки считают, что первую церковь Св. Климента основали на этом месте иностранные купцы. Но для тех времен ничего удивительного не было в том, что епископ Рима, традиционно именуемый Папа Римский, почитался в православии: святой Климент тесно связан с историей русской церкви. Жил он не просто до разделения церквей – святой Климент входит в число учеников апостола Петра («апостол от семидесяти»), он был четвертым римским епископом. В начале II века святой был изгнан императором из Рима и сослан в Инкерманские каменоломни, что в Крыму, а затем его мученически казнили – утопили в море. Частицы его чудом обретенных мощей князь Владимир после своего крещения привез в Киев, основные мощи еще ранее перенес в Рим создатель славянской азбуки святой Кирилл (Константин). Прежде чем говорить конкретно об этом замечательном храме, вспомним события, отстоящие от нас на 400 лет и происходившие именно здесь. В путеводителях по Замоскворечью любой может прочитать, что «в районе нынешнего Климентовского храма 24 августа 1612 года произошло столкновение отряда казаков и дружины гетмана Хоткевича, потерпевшей сокрушительное поражение и так больше не оправившейся от этого удара». Итог сражения был именно таков, как говорят путеводители, но обстоятельства его заслуживают отдельного рассказа. Прежде всего надо сказать, что вокруг Москвы кроме монастырей-крепостей строились и небольшие укрепления – остроги (острожцы); такой к XVII веку был и у церкви Св. Климента. Как известно, летом 1612 года ополчение Минина и Пожарского осадило Кремль с находящимися там поляками. На помощь осажденным к Москве подошел со своим отрядом гетман Хоткевич. 22 августа он выбил из Климентовского острожка стоявший там гарнизон и, заняв его, поднял над церковью Климента польский флаг, а в сам острог свез провиант и трофеи. Отступившие казаки не собирались более воевать, но, увидев, сколько добра свезено в занятый острог, пошли в атаку и выбили оттуда поляков. Завладев их имуществом, они снова решили не продолжать боевые действия. Их бездействие встревожило командование ополчения, и на переговоры с казаками отправился келарь Троице-Сергиева монастыря Авраамий Палицын (благодаря ему, собственно, мы и знаем эту историю). Келарю удалось, опираясь на авторитет монастыря и свой собственный, на обещание выплаты жалования из монастырской казны, поднять казаков в атаку, которая и закончилась окончательным разгромом отряда гетмана. Церковь того времени, естественно, не сохранилась, она дважды перестраивалась, каждый раз увеличиваясь в размерах. За время перестроек она формально утратила название Климентовской – главный придел освящен в честь праздника Преображения Господня, но в народном сознании храм так и остался Климентовским. Сегодняшний храм возведен в 70-е годы XVIII века на средства проживавшего по соседству купца Козьмы Михайловича Матвеева – одного из богатейших москвичей того времени. Он владел железорудными заводами, мануфактурами, поставлявшими сукно армии, и, главное, брал «откупа» (получал право от государства на торговлю монопольными товарами) на водку и табак. Для меня остается загадкой, каким образом замоскворецкий купец-откупщик или кто-то из людей, хлопотавших о перестройке храма, могли найти проект, обеспечивший славу этому сооружению. Не только грандиозность здания, доминировавшего до ХХ века в Замоскворечье, но и его архитектурный стиль просто поражают. Храм более характерен для Петербурга, он был и остается уникальным явлением для Москвы. Имя архитектора точно до сих пор не установлено, но, анализируя стилевые особенности сооружения, большинство писавших о нем сходятся во мнении, что автором проекта был главный архитектор Петербурга Пьетро Антонио Трезини. Как попал в Москву проект и почему он был реализован только через 20 лет после отъезда Трезини из России и 10 лет после его смерти, мне неизвестно. Советую обратить внимание на кованую ограду, сохранившуюся (к сожалению, только частично) с конца XVIII века. По изяществу конкуренцию ей может составить только решетка ворот у дома Демидовых, расположенного неподалеку, в Большом Толмачевском переулке. Стоит также непременно заглянуть в Голиковский переулок, начинающийся с колокольни храма. Здесь, вплотную к колокольне, чудом сохранился кусок стены хозяйственной постройки  (на ее фоне моя фотография в начале экскурсии) как минимум начала XVIII века. Он не реставрирован, не оштукатурен, поэтому мы можем видеть старый темный большемерный кирпич и детали, выполненные из московского белого камня, – осколки старой белокаменной Москвы, вторично использованные в новых (XVIII века) постройках. ...Подробнее

    Дойдем до Пятницкой улицы.
  • 2

    Пятницкая полицейская часть

    Козьма Михайлович Матвеев, которого мы уже с благодарностью вспоминали, оставил о себе и иную память. Рядом с храмом он построил богадельню и дом причта. Сегодня следы этих зданий мы можем видеть в перестроенной стене жилого дома за храмом (д. 28 по Пятницкой ул.). Сам он жил напротив храма. Его дом, расположенный на Пятницкой улице (д. 31, стр. 3), смотрит фасадом на алтарные апсиды Климентовской церкви. Здание это было надстроено и перестроено наследниками Козьмы Михайловича в стиле ампир в самом начале XIX века, уцелело в московском пожаре 1812 года, а затем почти сто лет было занято Пятницкой полицейской частью. ...Подробнее

    А теперь вернемся на небольшую площадь возле станции метро «Третьяковская».
  • 3

    Усадьба Жемочкиных

    Эта площадь образовалась только в конце XX века после строительства станции. Да и до этого небольшой проулок от Климентовского переулка к Большой Ордынке был пробит только в 1940 году. Поэтому неудивительно, что прямо перед нами не фасад дома, а дворовая часть флигеля богатой усадьбы Долговых, построенной в 1770-е годы. К сожалению, сегодня перед нами новодел. Историческое здание флигеля было снесено в 1970-е годы при строительстве станции метро и восстановлено в неполном объеме только через 20 лет. Сам усадебный дом своим торжественным фасадом с колоннадой и парадным подъездом выходит на Ордынку (д. 16/21). Тот факт, что дом стоит не по красной линии улицы, указывает на то, что он построен на фундаменте еще XVII века. До прихода петербургской – по сути, европейской – традиции, то есть до середины XVIII столетия, в Москве очень часто дома ставились по усадебному принципу – в глубине двора, на улицу выходили при этом ограда или торговые лавки. И поэтому, как всегда в Москве, самое интересное можно увидеть, только зайдя во двор. Так что заходим… Перед нами садовый фасад дворца, который редко где сохранился неперестроенным. Сохранилась, однако, характерная для усадебных домов веранда с белокаменными ступенями, выходившими в сад, когда-то прилегавший к дому. Здание в первую очередь вызывает ассоциации с богатыми дворянскими дворцами, но этот построил купец 1-й гильдии, впоследствии Московский городской голова Афанасий Иванович Долгов. Некоторым объяснением такого нетипичного для купечества вкуса может служить тот факт, что Долгов являлся не чужим человеком в мире архитекторов – его зятем (мужем племянницы Аграфены Лукиничны Долговой) был знаменитый архитектор В.И. Баженов. Ко всему прочему, ампирное оформление фасада появилось у здания после пожара 1812 года. По пути упомянем, что в 1783 году на пожертвованные Долговым средства Баженов перестроил церковь Всех Скорбящих Радость, стоящую напротив долговского дома. ...Подробнее

    Но вернемся в Климентовский переулок.
  • 4

    Дом доктора Эберлина

    Этот дом (д. 9/1) построил Борис Михайлович Великовский – очень способный и плодовитый архитектор, ставивший перед революцией 10–15 домов в год (в его мастерской, кстати, стажировались братья Веснины). Дом на углу Климентовского переулка не удостоился войти в число московских достопримечательностей, хотя, с моей точки зрения, он не хуже тех, что обозначены таковыми. Более того, он нетипичен для доходных домов того времени, поскольку Афанасий Моисеевич Эберлинг строил его не столько для сдачи внаем, сколько для себя. Его семья занимала весь третий этаж. Второй этаж занимала гинекологическая клиника Эберлинга, известного в Москве женского доктора. Сдавались, собственно, первый (две дорогие квартиры), четвертый и пятый (дешевый) этажи. На чердаке под стеклянной крышей был устроен зимний сад. В Интернете я вычитал (сам не проверял), что в этом доме не было и нет квартиры № 13. Левая от нас (четная) сторона улицы застроена в большинстве своем двухэтажными домами, выглядящими сегодня вполне современно. Однако каждый из них имеет как минимум полуторавековую историю. Перед нами не раз перестраивавшиеся типичные дома купеческого Замоскворечья. Первый этаж – лавка, второй – квартира хозяина. Не исключено, что в основе их – дома еще XVIII века. Несколько иной дом № 12, в строении которого угадывается ампирный особняк послепожарной Москвы, так что и ему уже все 200 лет. Интересен также угловой одноэтажный дом (он числится по Пятницкой улице, д. 26) – это бывшее питейное заведение XIX века «Ленивка», сохранившее внутри, к сожалению, мало различимые в современном интерьере своды здания-предшественника – жилого дома XVIII столетия. ...Подробнее

    Пройдем по Климентовскому переулку, перейдем Пятницкую и подойдем к дому 6
  • 5
    Доходный дом М. И. Бабанина

    Доходный дом М. И. Бабанина

    Купол Климентовской церкви, возвышавшийся более чем на 50 метров, доминировал над всем двухэтажным Зарядьем до 1913 года, когда совсем рядом с ней (по диагонали напротив) было построено одно из «высотных» зданий того времени – семиэтажный доходный дом (а это все 40 метров высоты). Владелец дома (д. 6/6)– Михаил Иванович Бабанин. Купец, торговавший галантерейным товаром (торговый дом «М. Бабанин и Ф. Бачурин»), в русле тенденций того времени решил получать доход и от домовладения. Архитектором и строителем этого дома был Эрнст-Рихард Карлович Нирнзее, автор первых «тучерезов» в Москве, превысивших высоту в 8 этажей. С домом связана трагическая история уже новейшего времени, ярко иллюстрирующая обстановку, в которой жили люди в сталинскую эпоху. В одной из его коммунальных квартир на 7-м этаже жил в начале 40-х годов известнейший и популярнейший артист-декламатор Владимир Николаевич Яхонтов. Созданный им жанр «театра одного актера» был любим публикой. Ни один торжественный концерт не обходился без его участия. Но вот однажды (это был июнь 1945 года) Яхонтова впервые за всю его актерскую карьеру не пригласили на радио для участия в Пушкинских днях. В то время это многое значило. На его расспросы о причине такого решения ему конфиденциально было сказано, что это последствие его отказа вступить в партию. Надежда Мандельштам потом писала в воспоминаниях, что он со дня на день ждал ареста. Видимо, нервное напряжение было столь велико, что 16 июня В.Н. Яхонтов покончил с собой, выбросившись из окна своей комнаты. Рядом с домом Бабанина в 2008 году вырос современный «доходный дом» с подземной парковкой и всеми прочими актуальными атрибутами элитного жилья, который, возможно, в будущем войдет в путеводители в качестве «образца жилого дома первого десятилетия XXI века» (д. 2). ...Подробнее

    Наша прогулка окончена.
  • 6

    Усадьба Петра Губонина

    У этого исторически значимого здания (д. 1/18) мы и завершим нашу пешеходную прогулку по Климентовскому переулку. У дома были хозяева и до, и после Губонина, но этот купец-миллионер был действительно самым заметным из его владельцев. И не только потому, что дольше всех владел домом (около 40 лет) и значительно перестроил его, но и по причине своей незаурядной биографии и заметной роли в московской жизни. Еще будучи крепостным крестьянином, он вполне успешно начал свою предпринимательскую деятельность и в дальнейшем стал одним из строителей сети железных дорог в России. Его имя мы встречаем в поэме Некрасова «Кому на Руси жить хорошо»: Досыта у Губонина Дают ржаного хлебушка, Жую – не нажуюсь!... Дом известного московского миллионера славился хлебосольством и купеческим размахом. История же памятника восходит к 1777 году, когда владельцем двора Бибиковых стал генерал-аншеф Николай Дмитриевич Дурново, который велел построить «на оном дворе каменные палаты в два этажа». Дом был построен торцом к красной линии переулка, а главным фасадом – во двор (мы уже говорили о московской традиции строить усадьбы, и здесь территория тоже была оформлена в стиле загородного владения с садом и деревянными павильонами-беседками). В 1803 году дом был надстроен третьим этажом. Затем, и это еще одна закономерность московской истории, особенно характерная для Замоскворечья, дом попадает в купеческие руки – сначала семьи Борисовых, затем купца Александрова, а далее упомянутого нами Губонина. Сегодняшний облик здания относится именно к губонинскому периоду. Последним дореволюционным владельцем дома был не менее известный в Москве предприниматель-миллионер – Салих Юсупович Ерзин, строитель московской мечети, видимо, пожелавший жить на углу Татарской улицы. Заинтересовавшись главным фасадом дома Губонина, я прошел во двор. В приоткрытую дверь была видна замечательно сохранившаяся парадная лестница... Сотрудники Московского физико-технического института (государственного университета), отделение которого занимает часть дома, с гордостью продемонстрировали сохранившуюся с дореволюционных времен отделку интерьеров. Я был приятно удивлен, насколько бережно и заинтересованно современные обитатели дома относятся к его состоянию и истории. В завершение проведенной хозяевами экскурсии по памятнику они предложили мне прочесть студентам лекцию об этом замечательном здании и о переулке, в котором оно стоит. ...Подробнее

Чтобы оставить комментарий вам необходимо или

Интересное рядом

Музеи
Галерея «Агентство. Art Ru»

Галерея «Агентство. Art Ru»

Галерея «Агентство. Art Ru» работает в сфере современного искусства на протяжении пяти лет, и за это время зарекомендовала себя как динамично развивающаяся площадка, открытая для арт-проектов различных жанров и масштабов.

В галерее регулярно проходят выставки живописи, медиа-арта, пластического искусства. Пространство Art Ru позволяет органично вписать в него крупные синтетические проекты на стыке жанров. Работы художников Агентства входят в собрания Государственной Третьяковской галереи, ГМИИ им. Пушкина, Государственного Русского музея, ММОМА, Нью-Йоркского музея современного искусства и в другие крупные коллекции.

(Нет голосов)
Дома
Жилой дом Медынцева-Ремизова, XIX в.

Жилой дом Медынцева-Ремизова, XIX в.

Толмачевский М. пер., д. 8/11, стр. 1

Дом в Малом Толмачевском переулке сформировался в результате нескольких строительных этапов.

(Нет голосов)
Дома
Общеобразовательная школа в стиле постконструктивизм

Общеобразовательная школа в стиле постконструктивизм

Садовническая наб., д. 37

Проектами детских образовательных учреждений занимались лучшие архитекторы-конструктивисты. Построенные в те годы школы, как, например, школа по проекту И. Звездина и Семенова на Садовнической набережной, напоминали скорее солидное учреждение или институт.

(Нет голосов)
Музеи
Государственный центральный театральный музей им. А. А. Бахрушина

Государственный центральный театральный музей им. А. А. Бахрушина

Государственный центральный театральный музей имени А.А. Бахрушина – уникальное явление русской культуры. Начало музею было положено в середине 90-х годов XIX в. частной коллекцией известного московского промышленника и мецената Алексея Александровича Бахрушина.

Сегодня в фондах музея более полутора миллионов экспонатов: эскизы костюмов и декораций выдающихся мастеров сценографии, фотографии и портреты, сценические костюмы великих актеров, программы и афиши спектаклей, редкие издания по театральному искусству, предметы декоративно-прикладного искусства и многое другое. Театральная коллекция стала одним из самых ценных музейных собраний современной России, в ней представлены работы Бакста, Головина, Кустодиева, Добужинского, Коровина, Юона, Рериха, Татлина, Экстер, Родченко, Поповой и других выдающихся мастеров. Самые разнообразные выставки проходят в основном здании музея и его многочисленных филиалах.

Музей имени Бахрушина всегда открыт для любителей театра. Помимо подробной экскурсионной программы, интересной и детям, и взрослым, музей организует лекции по истории театра с использованием уникальных фондовых материалов, встречи с известными артистами, творческие вечера.

(Нет голосов)
Дома
Городская усадьба Иконниковых - Н.А. Аваева, XIX в.

Городская усадьба Иконниковых - Н.А. Аваева, XIX в.

Садовническая ул.,41, стр.1.

Строительством этого дома занимался архитектор, который позднее будет утвержден в должности архитектора храма Христа Спасителя.

3.3
Дома
Первая Безымянная башня

Первая Безымянная башня

Кремлевская стена

Одна из рядовых квадратных башен южной стены. В конце XV-XVI веках в ней хранился порох.

(Нет голосов)
Памятники
Скамья примирения

Скамья примирения

Кадашёвская набережная

Скамья примирения появилась в Москве в 2008 году. Она была открыта 8 июля в день памяти покровителей брака святых Петра и Февронии.

3.56
Дома
Музей им. А.А. Бахрушина

Музей им. А.А. Бахрушина

Ул. Бахрушина, д. 31/12

Стартом для нового увлечения стал спор с купцом Купреяновым: кто из них за год сможет собрать больше предметов, имеющих отношение к истории русского театра...

3.3
Дома
 Храм Св. Григория Неокесарийского

Храм Св. Григория Неокесарийского

ул. Большая Полянка, д. 29а

Фасады колокольни и четверика обрамлены поясом из девяти тысяч многоцветных изразцов рисунка "павлинье око" автора Степана Иванова по прозвищу Полубес

3.58
Дома
Здание Политехнического института кожевенной промышленности

Здание Политехнического института кожевенной промышленности

Садовническая ул., д. 33, стр. 1

Архитектурный стиль конструктивизм 1920-х гг. стал манифестом страны, победившей революции, провозгласившей новые взгляды, в том числе и на форму и функциональность зданий. Места, где занимались образованием людей новой формации, находили прямое отражение в проектах архитекторов-конструктивистов.

(Нет голосов)